Pradžia / Radikaliai
 

Легенды Коми. Зарни и Войпель

Я, Павел Акимовмч Попов,коми вариант Аким Паш (вначале у нас говорится кто отец, кто дед потом сам человек, как у арабов, и многих других народов на земле). Родился в Коми АССР, в Интинском районе пос. Абезь (там было родильное отделение) 4 июля, 1963 года. Вырос в дер. Епа, деревне основанным моим пра прадедом Ефимом (Епим), в годы 187?, точная дата не установлена, но мой дед Николай Федорович родился в 1877 году уже в Епе. С 1988 года живу в Украине. Сейчас в гор. Кропивницком. Пишу историю моих предков, рассказы. Также начал писать историю моего края начиная с 14 века. И есть цикл рассказов "На берегах Черемушьей реки. Льэм-ва-ю (Лемва)", который будет продолжаться. Вот один из рассказов из этого цикла o Традиции предков.

Павел Попов (Аким Паш)
2022 m. Birželio 23 d., 12:53
Skaityta: 11 k.
Легенды Коми. Зарни и Войпель

Педагогика идущая веками. Как мама нас обучала. Ижемский диалект коми, на отлично. С литературным проблема, не было его в школе. Главное чтобы человеком остаться в этом Мире.

Когда наступили осенние каникулы, вэлла туй – лошадиная дорога уже была проложена, а трактор туй – тракторная дорога, еще нет, лед был еще тонкий.

У нас, в деревне Епа, основанной нашим пра прадедом в 1880-е годы, была только школа-трехлетка, поэтому продолжать учебу приходилось в школе-интернате в поселке Абезь. По зимнику до него двадцать километров, а по речке Лемве больше сорока.

Я учился в деревне, старшие братья приехали на каникулы из школы-интерната.

Андрей (Энне) на второй день пошел ставить петли на глухарей и другую боровую дичь (тетеревов, рябчиков), он знал места, где много можжевельника, ягоды которого эти птицы очень любили.

А мы с Егменем (Евгением) занялись любимым делом – ловлей налимов. Смастерили гымги (вентери) из марли и проволоки, запрягли собак и поехали ловить мальков мыка. Эту рыбку используют в качестве живца для налимов. Она водилась в маленьких озерах у самой деревни , возле пастбища. Летом тут пасся наш скот. Коровы во время сенокоса утром уходили туда, а вечером сами же возвращались домой. Паслись там и овцы,  лошади с малыми жеребятами, и бычки. Вода с двух сторон – никуда не уйдут!

Мы пробили лед, поставили гымги, накрошили в них хлеба. На обратном пути нарубили ивняка для продольников.
На другой день мы с Евгением на озера, за мыком, а Андрей отправился свои силки проверять. Приехали, видим – неплохой улов! Мы сразу на Лемву, она возле деревни течет. Пробили лунки – большие, почти метр на метр; чем больше лунки, тем лучше. Замерзают они быстро, но мы успели поставить семь продольников. Честно говоря, лед пробивал один Егмень, я был для этого еще слабоват. Управились – и домой, пока совсем не стемнело.

А дома вовсю пахнет бульоном – вкуснейший запах! Андрей принес тетеревов, и мама уже сварила суп из одного. Мы, уставшие, замерзшие, бульон съели быстро. Семья у нас большая, когда все собирались, то ели и по трое из одной тарелки. Меня, младшего, заталкивали к отцу, он всегда перчил бульон, и не все могли его есть.

Когда с бульоном было покончено, мама начала тетерева делить. Я, пуская слюни и зная, что мне, младшему, достанется что-то самое вкусное, ждал раздачи.

Мама одну ножку дает отцу, вторую – Андрею, по крылу – еще одному брату Федору и сестре Агнии, а остальное досталось мне и Евгению. Я в шоке – как так?

– Мамэ, а мыля мен тар коксе ин сет? (Мама, почему мне ножку тетерева не дала?)

Мама отвечает:

– Лучшие куски мяса идут главе семейства – отцу и тому, кто принес добычу – добытчику. Дальше по старшинству: маме, старшим братьям – они тоже добытчики, а уж потом – младшим.

«Вот это да! – поразился я, и возмущение мое прошло. – Как все просто и умно!»

На другой день мы с Егменем добыли трех налимов. Одного нес в деревню я,  его хвост тянулся по снегу. Было мне тогда лет восемь или девять,  ростом  был уж никак не ниже метра, так что налим  попался просто замечательный.

Придя домой и чувствуя себя уже добытчиком, я заявил:

– Лучшие куски, мама, тебе отцу и нам с Егменем!

Потом разговор на эту тему продолжился за чаепитием. Отец и мама говорили, да и Федор их поддержал, что это было всегда, так прописано еще в старину нашими предками. Помню это до сих пор, и спасибо маме и отцу за то, что учили нас: хочешь, чтобы в семье всё было хорошо – трудись, добывай.

Учителем истории в нашей школе в Абези к сожалению только один, год преподавала Мария Петровна Огиенко,у которой муж отбывал наказание в Абезьском лагере на больничке он врач. И она отбывала срок как враги народа.Во время войны они лечили красных, пришли немцы пришлось их лечить. потом опять красные , и их в лагеря. Она была сильный педагог, видя мой интерес к истории, она начала давать дополнительные уроки, литературу, и так далее. Самое главное к чему меня она научила,-" Нашел тему, она тебе интересна, изучай со всех сторон, ищи факты, и когда все прозондируешь, тогда делай вывод",вот так я и стараюсь, делать как она меня учила.

Кто если не я. Я читал много, всегда, с малых лет. Мама видя это тоже заставляла ходить по деревне и у старых людей собирать сказы. истории,  и так далее. Я столько перечитал про историю моего народа и соседей, что пора уже и выкладывать. Я знаю историю реальную и ту которая нужна, знаю некоторые вещи в четырех вариантах, и так далее. Мне это было интересно поэтому я и собирал, читал.

///

Павел Попов (Аким Паш)
                                                    Зарни и Войпель

– Будешь так баловаться, я тебя украду, – сказал Войпель Зарни – дочке Шонди (Солнца), которая в очередной раз каталась на облаках и увидела, как Войпель частью своего волшебного уха освещал Му (Землю). Он любил это делать – то левым ухом, то правым, а то и полным кругом, ловя лучи Шонди. А Зарни часто запрыгивала на его ухо, иногда просто сидела, иногда качалась, весело хохоча. Так было и сейчас. 
– Украдешь? Ты же испугаешься, что мой отец тебя сразу накажет, – усмехнулась Зарни.
– Почему это я испугаюсь? – возразил  Войпель,  хотя на самом деле очень зависел от ее отца и побаивался его. Шонди боялись многие, даже Ен (Бог), который уважал его и вел с ним разговоры на равных.  
Но уж очень нравилась Войпелю Зарни – красавица с золотыми волосами, которые так сверкали, что даже землю освещали в утреннюю пору. Поэтому он и ждал встреч с ней с  нетерпением.  
– А что ты сможешь сделать? – спросила Зарни. – Куда бы ты меня ни увез, отец везде найдет. 
– Ну пусть попробует!
Войпель накрыл Зарни своим волшебным ухом, спрятав её как в коробочку  и быстро скатился на землю, к Каменному поясу (Уральские горы), где были пещеры, реки и густая-пре густая Парма (тайга). В пещере Войпель спустил Зарни  на землю. 
– Вот теперь  отец твой долго тебя не найдет, – улыбнулся он.
–Ну наконец-то! – усмехнулась Зарни. – Я думала, что ты так никогда и не осмелишься.  
Войпель был сильно удивлен, такого он не ожидал. Значит, он все правильно сделал! Он ей тоже нравится! Что могло быть лучше и желаннее!
 
Шонди, освещая планеты, вдруг подумал: что-то дочь свою он давно не видит. Забот у него хватало, и временами он терял из виду проказницу. Но чтобы так надолго... И что странно, Войпель тоже куда-то пропал. Хммм… Что могло случиться? Ни ветер, ни звезды, ни кометы, которые обо всем ему сообщали, ничего на этот счет не докладывали. Да и Ен сразу бы ему сказал. Что-то тут не так... И запустил Шонди свои лучи по всем планетам. А зная, что Зарни и Войпель всегда любили быть ближе к Земле, тщательно осветил каждый ее уголок.
И заметил он в Каменном поясе какое-то оживление: все птицы собрались в одном месте, на поляне посреди соснового бора, устроились на ветках, щебечут, поют. И что странно, орел сидит на скале и птиц не трогает, да и они его не боятся… Удивился Шонди и тому, что поляна возле этой скалы слишком светлая, не только его лучами освещенная. И увидел вдруг, как из пещеры вышел Войпель, держа за ручку Зарни. Она мило ворковала, положив голову ему на плечо. Шонди был разъярен!
– Вы что здесь делаете? – спросил он так громко, что все птицы и даже орел сорвались со своих мест и улетели. – Почему свои дела забросили? Кто ночью землю освещать будет? А ты, дочка, забаловалась, забыла, кто утром планеты освещать должен?
Шонди почти рычал. И от этого все замерло вокруг, даже листочки на деревьях боялись шевельнуться. 
Войпель закрыл собою Зарни, но она выскочила из-за его спины и храбро сказала:
– Мы с любимым наслаждаемся уединением.
– Что-о-о? – Возмущению Шонди не было предела. 
И тут он увидел, что дочка его скоро будет матерью.
– Вы что, без благословения детей вздумали родить?
– Парма нас обвенчала, – ответила Зарни. – Все звери и птицы этому свидетели! Ты бы благословения не дал, а я хочу быть с любимым! – Зарни готова была ногою топнуть на отца.
Шонди онемел от неожиданности, но быстро пришел в себя и сказал:
– Сейчас же возвращайся домой, Зарни! А ты, Войпель, займись своим делом, освещай землю!
– Нет, я вернусь только с Войпелем! – решительно заявила Зарни. 
– Ну, тогда оставайтесь вдвоем, а я всю эту Парму выпалю! Проверим, надолго ли вас хватит!
И Шонди поднялся до своих высот и напустил на землю страшный зной. От этой жары поникла трава на лугах, пожухли листья на деревьях, высохли большие реки и маленькие  речки. Но в Каменном поясе, в той пещере, которую облюбовали Зарни с Войпелем, были родники и водопады, и даже луг. И они позвали к себе всех птиц и зверей, а в подземное озеро перенесли речных рыб.
Так, вольготно, в любви и в согласии, прожили они семь лет. Кроме первенца, Зарни родила еще четверых детей. Через семь лет Шонди пришел их проведать, надеясь, что дочь все-таки одумалась. Зарни встретила его с ребенком на руках, двое других стояли рядом, еще одного держал на руках Войпель. 
Шонди был смущен, но настойчиво продолжал свое:
– Ну что, одумались? Мною сказанное остается в силе: ты, дочь, – домой, а Войпель – землю освещать. 
Но Зарни так же твердо ответила: 
–Ты, отец, помнишь мои слова: только если мы все вместе!
– Значит, еще не одумались, – сказал Шонди. Он никому никогда не уступал. Не собирался уступать и дочери, а уж тем более Войпелю, который и землю-то освещал лишь благодаря его, Шонди, лучам. – Ну, как знаете!
Шонди опять поднялся на привычное свое место и напустил на землю новые напасти.
Он запрудил все реки, нагнал облака и ливни, и семь лет землю затапливало водой. Но Войпель сложил свое волшебное ухо лодочкой, посадил туда Зарни и детей, всех животных и птиц и поплыл на самую высокую вершину Каменного пояса – Ыджыд Из (Большой камень). До этого места вода не добиралась, и они остановились там. Вторым ухом Войпель закрыл всех от ветров, и весь живой мир смог продержаться еще семь лет. 
Род Войпеля и Зарни прибывал. За эти семь лет еще пять детей у них появилось. И снова Шонди пришел их проведать. Он понимал, что ничего у него не вышло, но все же грозный отец вновь спросил свою дочь:
– Ты одумалась? Будешь делать, как я сказал?
Но Зарни ответила: 
– Ты мои слова помнишь, ничего другого я не скажу.
– Ну, посмотрим, как вы выдержите это, – пригрозил Шонди. – Я такую стужу нашлю – мало вам не покажется!
–  Мы и это переживем, – ответила гордо Зарни и отвернулась от отца.
– Ну, как знаете, посмотрим!
И опять Шонди рванул в небеса и лишил землю своих лучей. Облака стали снежными, все на земле обледенело, и наступила стужа. Повалил снег, замела-завыла метель, земля погрузилась во мрак.

Но пока Шонди разговаривал с Зарни, вода немного спала, освободив Парму и пещеру, и все вернулись туда. Зарни осветила ее своими лучами, Войпель вместе с детьми собрал хворост и развел костер. Пещера была очень большой, но понемногу в ней становилось теплей. Люди и животные грелись, прижавшись друг к другу, и от их дыхания жилье тоже нагревалось.

И так прошло семь лет. Было тяжело, но они продержались. Родила Зарни еще семерых, и стало в ее роду уже семнадцать детей. Теперь она была не просто Зарни, а Зарни-ань.
И снова Шонди решил навестить свою дочь. Спустился он и увидел, что дым идет из расщелины, а возле входа в пещеру протоптана дорожка – выжили, значит. От тепла Шонди  начала оттаивать земля, зазеленели деревья и трава. Из пещеры вылетели птицы, вышли животные. А к Шонди спустился с небес сам Ен.
– Я все смотрю и смотрю, – сказал Ен. – Когда же ты успокоишься, Шонди?
И ответил Шонди:
– Думаю, уже пора, все-таки это моя дочь и мои внуки. Да и Войпеля я признал как настоящего мужа моей дочери. Я же видел, как он их закрывает, думает, как их уберечь. Ладно, я успокоился.
Тут из пещеры вышли Зарни с Войпелем и их дети. Увидев Ена, удивились, но виду не подали. 
– Здравствуй, Зарни, здравствуй, Войпель, и вы, детишки, здравствуйте, – сказал Ен. – Молодцы, выдержали испытания вашего отца и деда. Что будете делать, как дальше жить?
– Как прежде, вместе, – ответила Зарни, и Войпель ее поддержал.
– Ладно, – сказал Ен. – Я долго наблюдал за вами, тихонько помогал. Думаю, вы это чувствовали. Но теперь каждый должен заниматься своим делом. Ты, Войпель, – ночью землю освещать. Ты, Зарни, – утренний свет на Землю и другие планеты приносить. Возвращайтесь на свои места, в свой дом, в Ен-му (Земля богов).
– Хорошо, мы с Войпелем возвратимся, – сказала Зарни. – А как же наши дети? Я от них не откажусь.
– Куда мы без них, разве можно? – поддержал ее Войпель.
Ен ответил:
– Вы выдержали испытание, не покинули птиц, зверей и рыб, обогрели, кормили, подняли детей. Теперь ваши дети должны доказать, что они настоящие дети своих родителей, что не зря были с вами. Как вы сохранили животных, как спасли деревья, поливая их в засуху и сберегая семена, так и ваши дети должны пройти свой путь. Не уничтожая животных просто так, не ловя рыбы больше, чем съедят, не уничтожая друг друга, брат сестру, сестра брата, брат брата, сестра сестру и других себе подобных. Вот пройдут этот путь земной, тогда и придут к вам в Ен-му и будут с вами. Пусть докажут, что они дети богов – Зарни и Войпеля, твои внуки, Шонди!
Ен закончил говорить. Все молчали. У Зарни и Войпеля потекли слезы, которых никто не видел за двадцать один год испытаний. Но Войпель быстро сделал вид, что это просто соринка в глаз попала, и с любовью посмотрел на свое сокровище – Зарни. Она тоже вытерла слезы и сказала:
– Да, это жестко, но справедливо. В Ен-му не каждый имеет право жить, надо доказать это право. Я согласна.
У всех как будто груз упал с плеч, и даже Шонди улыбнулся, посмотрел на каждую внучку, на каждого внука и заговорил:
– Вы уже взрослые, старшие умеют все, чему научили родители, а значит, младших вы тоже этому научите. Я дарю каждому из вас фигурку из чистого золота. Это изображение вашей Ань – Зарни-ань, Праматери рода. Помните, от кого вы пошли, помните мать, отца и меня – вашего деда Шонди. Гордитесь этим! Придет время, и вам надо будет собраться вместе, и каждый должен принести этот мой подарок. Тот, кто его сохранит, может считаться потомком рода Зарни. Кто же не сохранит, тот не сможет пройти путь земной так, как прошли его родители. И помочь им не сможет никто – ни я, ни Ен. – Шонди подумал и добавил: – Ваша Ань будет с вами каждое утро, я как дедушка – каждый день, Ай – отец ваш Войпель – ночью будет освещать вам путь. А Ен будет в каждом из вас, если будете соблюдать то, что наказали ваши родители.
Все дети Зарни наклонили головы, сняв головные уборы, а потом долго смотрели, как уходят в небеса Войпель – ай, Зарни-ань, Шонди – дед и бог Ен. Поняли они, что им будет легче, чем их родителям, которые прошли ради них тяжелые испытания, ни разу не подумали их бросить и уйти в Землю богов, но вырастили и научили жить в любых условиях. И все они, даже самые маленькие, поклялись, что будут достойными Рода Зарни.

Примечания автора:
Войпель – божество в мифологии коми. Ночное Ухо (вой – ночь, север; пель – ухо). Также его отождествляют с богом Перуном, Ильей-громовержцем, Зевсом. В письмах епископа Стефана Пермского упоминается, что народ здесь поклоняется только Золотой бабе и Войпелю. 
Зарни, Зарни-ань  – легендарная богиня. (Зарни – золотая, ань – прародительница, старшая женщина рода.У народов манси,хантов тоже есть легенда про нее) Русский вариант: Золотая баба.
Каменный пояс-Урал.
Ен-му- Земля богов.
                                                                                           Павел Попов(Аким Паш). 

Рисунки Ольги Николаевой (Поповой).

 

У порога родного дома.

Komentarai